ГБУ РС(Я) «Якутский государственный объединенный музей
истории и культуры народов Севера
им. Ем. Ярославского»
Двуязычные фронтовые письма учителя Егорова

В связи с тенденцией к антропологизации исторического знания, с возникновением интереса к междисциплинарным направлениям исследований, в фокус научного внимания попали источники, которые ранее недооценивались в силу субъективности подачи информации.  Документы личного происхождения могут отражать конкретные исторические события, и характеризовать самого   фондообразователя в рамках этих событий. При этом, чем непосредственнее участие автора документов в описываемых событиях и чем больше в них сведений, не отраженных в официальных источниках, но имеющих при этом подтверждения в виде свидетельств других участников событий, тем выше ценность этого источника. К массовым документам личного происхождения относятся и письма с фронта Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, которые можно использовать для исследований по микроистории, истории повседневности, истории ментальностей, исторической психологии. В фондах музея Якутского государственного объединенного музея истории и культуры народов Севера им. Ярославского выделен разнородный эпистолярный комплекс из 168 единиц хранения, состоящий из фронтовых писем 21 автора. Особой гордостью коллекции являются письма Героев Советского Союза Клавдия Карповича Красноярова и Федора Кузьмича Попова. В этой коллекции, в основном, одному автору принадлежит всего несколько писем, в силу чего, сведения имеются либо за короткий промежуток времени, либо носят фрагментарный характер, что несколько уменьшает их ценность как исторического источника.

На этом фоне выделяется коллекция писем Егорова Николая Васильевича (1903-1983 гг.), подаренная нашему музею в 2014 году его семьей1. Прежде всего, привлекает внимание  сама, овеянная легендами, личность «Учителя Егорова»2.  Его письма, адресованные большой семье, очень интересны и сами по себе, и как отражение внутреннего состояния воюющего солдата, и как образец миропонимания настоящего учителя, сеятеля разумного и вечного по своей сути.   Тогда, до своих важнейших свершений в жизни, он был просто солдатом, просто фронтовиком, одним из миллионов, таким же, как и все эти ребята в шинелях и маскхалатах, с большой жизнью впереди, полной достижений и труда. Жизнью, которую часть из них смогла прожить и воплотить, а часть – увы, нет…. Нашему герою повезло, он выжил, пройдя через адское пекло войны. Вернулся, чтобы выучить несколько поколений детей, стать учителем учителей, создать революционные методики обучения, написать много учебников. Подлинность писем, авторства, времени и места написания, подтвержденные почтовыми штемпелями, не вызывает сомнений. Конечно, профессия не могла не сказаться на качестве и содержании писем, отличающихся грамотностью и аккуратностью. Все письма написаны каллиграфическим почерком, разобрать который не составляет труда,  сама коллекция  репрезентативна, состоит из 86 писем и хронологически охватывает период  с 30.07.1942 г. по 10.09.1945 г.  Для полноты картины, не достает только обратных писем, от семьи на фронт. Есть только одно письмо, написанное сыном Мишей, которое, видимо, сохранилось благодаря тому, что исправив ошибки, и снабдив пометкой «Читал твой папа Николай. 9.10.44 г.», он вложил в конверт со своим письмом3. Датированность почти всех писем, их хорошая сохранность, дает возможность восстановить хронику событий за длительный период, практически на уровне дневниковых записей. Письма нигде ранее не публиковались. Кроме нашей коллекции, несколько фронтовых писем Николая Васильевича есть в школьном музее в Вилюйском районе и 92 письма еще остаются в архиве семьи.4  В данной статье речь идет о коллекции писем Егорова в фондах нашего музея.  В основном, Николай Васильевич служил писарем при штабе на передовой, был дважды ранен и контужен. Пишет почти без помарок и исправлений, хорошими чернилами на целых листах, и даже открытках. В 1942 г. больше писал карандашом, основная часть датированных этим годом писем хранится в семье.

Кроме подробного описания фронтового быта и повседневности, можно выделить неоднозначную оценку работы почты: «Сегодня я получил Фелино письмо от 2 ноября 43 г. Шло оно 2 месяца и 14 дней. Это ужасно долго! Но все же я его получил, не затерялось»5 ….. «Из ваших прошлогодних посылок я ни одной не получил. На почте съели, видимо. Так что нынче ничего не отправляйте.» [пер. с якут.]6 Егоров мысленно объединил почтовую службу и военную цензуру.  «Вы получили журналы, три книжки и разные отрывки, что я вам давеча отправлял? Может, на почте изымают. Я уже по-разному изворачиваюсь, и в сам журнал вклеиваю письмо. Как оно доходит? Газету, которую с письмом отправлял Вася («Кыым») не получил, поэтому не доверяю почте. С моими отправлениями обращаются так же, наверное. Молодежь проверяющая, всякое творит, однако.»7 и сравнительно небольшое внимание, уделенное общеизвестным и официальным новостям: «Общие фронтовые новости вы знаете по газете, слышите по радио, это раз, а во-вторых то, что я буду это повторять – писать – через месяц (когда вы получите) устареет. Поэтому лучше обхожу их и кое-чего напишу о другом.»8 что повышает ценность писем.  Внимание исследователей должно привлечь наличие в письмах вставок на якутском языке, дополнительный уровень смысла которым придает то, что автор был билингвом, отлично владея обоими языками. Эта ситуация кардинально отличается от той, когда человек пишет только на родном языке. В основном Николай Васильевич пишет полностью на русском языке. На страницах  трех писем есть только по одной фразе на якутском (географические названия и идиоматические обороты). Кроме того, существует небольшая группа писем, написанных на двух языках, о них и пойдет речь в этой публикации. И в них основная часть письма написана по русски, якутский язык присутствует в виде вставок.  Анализ текста на якутском языке в фронтовых письмах Егорова Н.В. выявил, что почти во всех этих вставках речь идет об информации, не подлежащей разглашению. Согласно Постановлению ГКО №37 сс «О мерах по усилению политического контроля почтово-телеграфной корреспонденции» от 6 июля 1941 г.9  было запрещено сообщать в письмах  информацию, связанную с мобилизацией, организацией, дислокацией, боевой подготовкой, боевыми действиями, в том числе военно-географические и статистические описания театра военных действий, сведения по его подготовке, оперативной емкости и описание операционных направлений, любые данные об общем плане операции или боев, о районах и плане сосредоточения и развертывания войск и др. Нельзя было писать о боевых действиях партизан, о вооружении, о дисциплине и политико-моральном состоянии войск, материальном обеспечении армии, о путях сообщения, о санитарных и ветеринарных вопросах, об оборонительном строительстве, об организациях, содействующих обороне страны. Эти ограничения отразились на информативности и степени полноты фронтовых писем, но однако, и через цензурные рамки прорывались отдельные сведения:  «По дороге что мы только не ели. Иногда отваренными зернами, иногда капустными листьями, иногда одними помидорами питались. Это в марше. Сейчас на учениях кормежка средняя (соли, сахара нет, масла тем более)» (пер. с якут.)10…. «Цены на продукты страшные, литр молока 80 – 80 сот; мужчин практически нет, видим изредка. Все верующие, иконы есть в каждом доме. Всхожесть зерна слабая, дождей нет» (пер. с якут.)11….  «Мы сейчас в 50-й армии. Из четвертой гвардейской армии вывели давно, еще в октябре. Генерал Кулик, прежний маршал Советского Союза давно уволен. Был очень гневливым и проблемным генералом. Летом во время марша-учений чуть не уморил нас нагрузками» (пер. с якут.)12 Автор писем не мог не знать, что иноязычная корреспонденция просматривалась органами цензуры на местах, где, конечно же, работали и носители всех возможных языков. Был ли расчет на то, что, так как основной текст написан по-русски, и просматривать его будут в центральных отделениях военной цензуры? Как бы то ни было, этот вопрос может стать предметом отдельного исследования.

Можно проследить его «внутренний диалог» с цензурой, круг тем, которые он, помимо указанных в Постановлении отнес к секретным. «Не обижайтесь, но вы и без того тощие, поэтому не сидите голодными. Продавайте все что можно, хорошо питайтесь, не откладывая для меня. Будем живы, заработаем десять раз столько же.» (ЯГОМ КП 46250/1,2) «Не экономьте на питании. Феля, надо жить сытно. Ирина-Феля, просмотрите все углы ящика, обменяйте на еду.» (ЯГОМ КП 46249) А та часть переводного текста, что не является следствием запрета, является словами утешения и поддержки, обращенными к его жене Ирине (она не владела русским языком, и грамоте выучилась уже только в старости). (Со слов ее внучки Никитиной Ирины Васильевны. По нашей просьбе, она в данный момент записывает воспоминания о дедушке и других членах семьи),  чтобы их ей прочитали в неизменном виде, а не в пересказе детей.

Своеобразие фронтовых эпистолий как исторического источника заключается и в специфике отражения повседневности, ведь их авторы знали, что письма будут  просмотрены цензорами. И фронтовики не могли забыть об этом очень важном участнике переписки, который влиял на содержание писем, ведь всегда приходилось держать в голове круг тем, которые не стоило упоминать.  Кроме адресата письмо «предназначалось» и цензору. Поэтому, присутствует и внутреннее обращение (кроме указанных адресатов), еще и к этому неведомому читателю. «Хоть немного отодвинулись от бомбежек. Сегодня, к вечеру, ждем танковую атаку. Собаки все прорываются и прорываются (пер. с якут.) Но за Родину будем драться по-гвардейски (русс.)» (Далее по тексту следует прощание с родными и близкими. Письмо пронизано тревогой и предчувствием надвигающейся катастрофы.  Поэтому фраза «Но за Родину будем драться по-гвардейски» выглядит ширмой.)…. «В деревне, где мы провели неделю, живут хорошо» и далее идет текст на якутском языке, из которого выводится противоположная этому утверждению информация. 13

В фондах музеев содержится большой комплекс фронтовых писем, который еще дождется своего исследователя. Чего нельзя утверждать о семейных архивах. Через несколько десятков лет уйдет поколение, непосредственно знакомое с авторами этих документов, а для последующих поколений эти люди будут не более и не менее, чем семейной легендой. А, как известно, не все легенды нуждаются в документальных подтверждениях, поэтому бесценные документы утрачиваются. Наша миссия, довести до людей значимость целой картины, которая может сложиться из этих вот разрозненных свидетельств прошлого.

1. Фронтовое письмо Егорова Николая Васильевича родным от 13 сентября 1942 г.  из-под Сталинграда. Пишет о бескормице, о бытовых трудностях, звуках боев на прифронтовой полосе, призывает жену крепиться.

13 сент. 1942 г. Дорогие мои Ирина, Феля и Вася с детьми и сестры Маня и Маруся! 14

Находимся в деревне Луговая Пролетка. От нас близко г. Сталинград. Беспрерывно слышим канонаду. На пути несколько раз бомбили нас, ночами выслеживали самолеты, но мы благополучно достигли места назначения. Сейчас доучиваемся. Живем у самой р. Волги, в землянке. Самочувствие прекрасное. Я пока опять работаю писарем роты. Сейчас писать нечего, зато готовлю командирам кушанье (аны асчыт буолан көттүм).15

Аара кэлэн иһэн араас аһы барытын аһаатыбыт. Сороҕор туораах бурдугу буһаран сиибит, сороҕор хаппыыста сэбирдэ5ин хомуйан буһаран сиибит, сороҕор аҥардас помидорунан аһылыктанабыт. Ити айаммытыгар этэ. Билигин үөрэнэр сирбитигэр аһылык ортокуй (туус, саахар суох, арыы долуой биллибэт). Нэдиэлэ буолаат фроҥҥа киирэбит. Хас абырахтаннаҕым аайы Иринаҕа уонна Феляҕа махтанабын – сап, тимэх, инньэ иһин. Ол-бу малбын тууйаһым оҕотугар илдьэ сылдьабын. Бэйэм таҥаһым-малым диэн туох да суох  (арай мөһөөгүм, атаҕым суута уонна былааттарым эрэ бааллар). Танаспын сууйарбар илим хабыллар, дьуккуруйар. Ол аайы Ирина – Феля таҥас сууйалларыгар тугу этэллэррин барытын саныыбын. Түүн төһөөн эһигини, оҕолору куруутун көрсөбүн. Кытаатан үчүгэйдик, ону-маны санаан муҥатыйбакка олорун. Хас түүн аайы, күнүһүн даҕаны, тохтоло суох этиҥ этэрини сэрии тыаһа субу ньиргийэ турар, уоттуун көстөр. Биир күн фронт үс көс эрэ хаалта, онно сүрдээх этэ. Салгыҥҥа охсуһууну күннэтэ аайы көрөбүт; бүгүн эмиэ (бу суругу почтаҕа кэлэн суруйа олордохпуна биһиги летчикпут парашутунан түстэ) буолла.

Ирина, эн бэйэҕэн кытаатыннар, оҕолоргун, дьоҥҥун уйадытыма. Мишаны, Васюгу, Кешаны мин оннубар дэлби сыллаа, угураа. Феля уонна Вася, маамаҕытын көрө сылдьыҥ, санаатын аралдьытыҥ.16

Скоро будем праздновать Окт. дни. Поздравляю вас с великим Окт. праздником. Желаю вам счастья, веселой жизни и всем здоровья. Красная Армия разгромит проклятого врага – Гитлера и мы здоровые увидимся. Целую Ирину, Фелю, Васю, Мишеньку, Васютку, Кешеньку, Ирочку, Марусю, Маню, Марию Мих. Андрея Ар. Крепко, крепко и крепко. Живите счастливо, будьте здоровы. Скоро увидимся.

Ваш Николай.

ЯГОМ КП 46254, подлинник, часть текста на якутском языке, перевод дан в текстуальных примечаниях, автограф, не публиковался, тетрадный лист,16,5 см х 20,5см, один лист, пожелтение бумаги, сгибы, надрыв.

2. Фронтовое письмо Егорова Николая Васильевича родным от 11 января 1943 г. из Придонья. Про боевые действия, пленных противников, описание  того, как боеприпасы заменяют дрова, слова утешения и поддержки родным.

Донские степи. 11 января 1943 г.

Дорогие мои Ирина, Вася и Феля с милыми деточками!

Прежде всего целую всех вас крепко. После некоторого перерыва вы получите это письмо. Это будет двадцать второе (а вы сколько получили?)17. Ваше письмо от 26.11.42 г.  я получил числа 7 января (правда, оно пролежало дня 3-4 на КП (командном пункте в ожидании случая. Это по счету второе письмо от вас (а первое, Васино письмо, написанное в июле я получил в Челябинске, о чем сообщил вам и по телеграфу, и по почте). А в получении этого второго письма18  я недавно сообщил вам, что, наверное, тоже получили. Общие фронтовые новости вы знаете по газете, слышите по радио, это раз, а во-вторых то, что я буду это повторять – писать – через месяц (когда вы получите) устареет. Поэтому лучше обхожу их и кое-чего напишу о другом. Мы через каждые 5-6 дней передвигаемся. Нет такого случая, чтобы мы пожили на одном месте дней 15-20. Каждый раз при этом нужно строить себе блиндаж (как погреб). А в степи (Донские степи) земля твердая как камень. Поэтому многим неособенно нравится такое частое передвижение – не успеешь отрыть и обстроиться – опять надо переезжать. А передвигаемся так часто и скоро потому, что мы тесним врага, гонимся вслед за ним, фронт передвигается ежедневно, а оставаться при этом случае, это значит оказаться в глубоком тылу. Мы были сперва на Сталинградском фронте, а потом передали нас в Донской фронт. Наша часть воюет без отдыха, дерется неплохо, хотя значительно и потрепалась (өлүү, бааһырыы элбэх)19. Нашими бойцами взято много пленных фрицев, трофеи богатые и штабные материалы. И вот теперь в Донских степях части Красной Армии (в числе их и мы) полностью окружили немцев. Они (большая группировка) в кольце уже дней как 15. По рассказам пленных солдат и офицеров у них все выходит – и продукты и боеприпасы. Солдаты немцы получают в день по 200 гр. хлебу, а не немцы – болгары, румыны по 100-150 гр. Солдаты в летнем обмундировании. Из за отсутствия бензина колоссальное количество машин стоит без работы. Окруженные  фрицы получают кое-чего на транспорт. самолетах. Они летают по ночам по 20-30 и больше штук. Их наши зенитчики порядочно сбивают. Три самолета по ошибке (один сознательно) сели на нашей территории. Там оказались полушубки, шапки, консервированное пшено, горох, сахар и т.д. Когда мы передвигались – проезжали деревни, оставленные фрицами. Видели там – в одной деревне около 60 танков, в другой – 40 оставленные фрицами при паническом отходе. А про снарядов, мин и др. вооружение и говорить не приходится. Их так много разбросали, что по деревням ходить невозможно. Рассказывали жители об ужасных бесчинствах, которым они бойцов подвергали (по газете однако прочли про Калач, Вертячий, мы там и были). Теперь в освобожденных этих деревнях идет горячая работа по установлению советской жизни. Я случайно был (заходил) в дом, где происходило колхозное собрание (а сельчан было человек 25). Жители убирают трупы павших лошадей (в одной деревне при отходе фрицы уничтожили около 100 шт. лошадей), собирают оставленные снаряды и пр. пр.

Мы три дня случайно пожили в одной мазанке (домишке) с хозяевами. По их рассказам фрицы в этой деревне устроились зимовать, стариков и женщин заставляли рыть блиндажи, за плохую работу драли плетьми, на мясо побили весь скот и даже кур.

Там, где мы сейчас, дров совершенно нет. Их достают на машине за 40-60 клм, да и то случайно. Мы в землянке варим пищу в день 1-2 раза, растапливаем порохом (макарон курдук көҥдөй, тимир чуумпур курдук уһун, хара өҥнөөх, снаряд буорааҕа). Кинини тоһута-тоһута биирдии-иккилии харандаас курдугу оһоххо быраҕабыт. Ол сырдыга, суоһа сүрдээх, тимир оһох икки-үс харандаас саҕа буораахтан кытарар, солуччахтаах уу 20-30 минута иһигэр оргуйар.20 Эти макароны – порох мы достаем по многу – снимаем осторожно самую головку снаряда, а порох извлекаем из гильзы (оннук ботуруон туруордахха киһи өттүгэр тиийэр, суона киһи сототун саҕа, онно толору макарон буораах буолар)21. Плохо то, что от него идет едкий дым – запах и каждый вечер голова болит. Я пока нахожусь в штабе полка в качестве писаря. Бываю ежедневно в штаб дивизии с поручениями, бываю на передовой с поручениями. Согласно новому приказу НКО (№ 0678) нас годных к строевой должны заменить негодными к строевой. Из недавно прибывших негодных к строевой одного (инженера) оставили у нас в штабе писарем (а писарей 5 чел.). И так, скоро и нас заменят. В то время, когда вы получите это письмо, много будет перемен. Закончим эту окруженную группировку нас наверняка перебросят на юг, или на Запад. А пока пишите по тому же адресу (1693, полев. Почта, часть 310). Словом, жизнь в марше, т.е. походная, все время в передвижении. Здоровье такое – же, как и там – у вас. Самочувствие прекрасное. Только вы не скучайте, не печальтесь, баһаалыста санаарҕаамаҥ22, а то вы преждевременно так состаритесь (конечно, не все), что прийдя не узнаю вас. Тыыннаах киһиэхэ санааргыыр куһаҕан. Өрүүнэ, оҕолоргун санаарҕатыма, эн куһаахарыккын көрдөхтөрүнэ кинилэр эмиэ ол күнү быһа санаарҕыы сылдьыахтара. Билигин киһи барыта сэриигэ. Оннооҕор миигин …… 23 сэргэ 45, 50, 52 саастаахтар, ыарыһахтар бааллар. Онуоха диэри к[ыта]анахтык24 туттунан, доруобуйаны харыстаан, оҕоло[ру] кыралары көрөн улаатыннаран көрсүһүөххэ, дьиэҕит[ин, ха]һаайыстыбаҕытын күүс тиийэринэн көрөн хамн…ка25 тиэрдиэххэ. Феля суругар мин туһабын олус улаатыннарбыт, дьиэҕэ эрдэххэ, кырдьыгэ, туһа диэни онорботох хатан мин, барытын Вася уонна Өрүүнэ тэрийэр этилэр, билигин да ол курдук буолуо (Феля оҕолоруттан орпото буолуо). Марусяҕа этиҥ, кэлэн көмөлөһөр буоллун – дьонуттан тоҕо куота сылдьар. Миша, оҕом, кыһамньылаахтык үөрэн, мэниктээмэ. Васюточка , бэйэҥ, дьонуҥ аатын суруйар буол, Кешаны саарат, онон маамаларгар көмөлөс.26 Сестре-брату Климовским – поклон, привет. Өрүүнэ, ынах оннугар саҥа ынах ылыахпыт, көтөр оннугар көтөр көстүө – булуохпут, сөп дуо?27 Это – ответ на ваше от 26 ноября письмо (2-е по счету). Жду остальных. Живите сытно,28 живите весело, не грустите, живите здорово – не болейте. Скоро увидимся. Целую крепко. Горячий привет Самсоновым (П.Н. и Н.Е.), Ефиму и Паше Ивановым, Дусе с Дуней, Инн…  Коркиным, Дуне с Груней, Мане с Марусей, Поскачиным и Винокуровым и др. знакомым.

Ваш Николай.

ЯГОМ  КП 46256, подлинник, часть текста на якутском языке, перевод дан в текстуальных примечаниях, автограф, не публиковался. Тетрадный лист, 10,4 см х15 см, два листа, пожелтение бумаги, сгибы, надрывы.

3. Письмо с фронта Егорова Николая Васильевича адресованное родным  от 13 мая 1943 г., южнее города Тула, о жизни местного населения.

Оборот письма. Почтовая карточка с адресом [Куда: Якутская Авт. СССР г. Якутск, ул. Пионерская 14 (квартира Коркиных) кому: Егоровой Ирине Михайловне.  Адрес отправителя: Полевая почта 25702 Егоров Ник. Вас.].

13.5.43 г. Дорогие мои Ирина, Феля и Вася с детьми!

Целую всех горячо. На новое место прибыли 30 апреля (туула  куорат аттыгар)29 и выехали дальше (соҕуруу)30 10 мая. О прибытии и выезде к вам подавал телеграммы. От вас писем и посылок не получал (последние совсем, а письма получил только декабрьские). Феля написала много (ответила на все мои вопросы), за что искренне горячо благодарю. За письмишко Мишенько крепко целую.

Занятия прошли незаметно: короток срок. Пополнение пришло хорошее (морячки, курсанты, сибиряки и тд). Из Хаптагайский ребят попал один к нам – Васильев Дм.,31 (который в Хаптагае32 в ликбезе работал, брат «Баhынайа»33). В деревне, где мы провели неделю, живут хорошо. Картофель все посадили, землю поднимают здесь все лопатой (ат диэн суох). Сорох түүн өстөөх самолета көтөр. Ас сыаната сүрдээх, литр үүт 80-80 сүүс; эр киһи диэн суох диэххэ сөп, хаһан эмит көстөр. Ыал барыта таҥараһыт; таҥара хас дьиэ ахсын баар. Бурдук тахсыыта мөлтөх, ардах суох.34  Здоровье мое прежнее. Пишите по прежнему адресу. Врага скоро добьем: славная Красная Армия сильна. Только вы там не скучайте, не печальтесь, не поддавайтесь тому, что несет война. Всегда улыбайтесь, как и раньше, с детьми. Пусть растут милые наши Мишенька, Васютка и Кешенька без тени грусти и печали, пусть крепнут и телом и духом. Больше заботьтесь о них, и берегите свое здоровье. Как победим врага – приедем домой. А пока будьте здоровы и счастливы.

Ваш Николай.

Почтовый штемпель СССР Якутск ЯАССР Якутскай

ЯГОМ КП 46186, подлинник, часть текста на якутском языке, перевод дан в текстуальных примечаниях, автограф, не публиковался. Картон, 10 см х14,8 см, пожелтение картона, выцветание чернил.

4. Фронтовое письмо Егорова Николая Васильевича  родным от 21 августа 1943 г. Место написания не установлено. Сообщение о приезде на передовую и начале боевых действий, прощание с родными.

Открытка «Воин Красной Армии, спаси!» Куда: Якутск. Авт. ССР ГОРОД Якутск, улица Пионерская 14. Кому: Коркину Василию Иннокентьевичу. Обратный адрес: «25702» полевая почта, Егоров Ник. Вас.

21.08.43 г. Здравствуйте, дорогие, милые мои Ирина, Вася и Феля!

Наконец мы на передовой. Биһиги армиябыт бу ый 20 күнүгэр сэриигэ киирдэ.35 Мы пока окопались. Бэрт арыый бомбежкаттан куотан биэрдибит. Бүгүн, киэһэлик, танковай атаканы күүтэбит. Ыттар тоҕо ааҥнаан киирэ сатыыллар.36 Но за Родину будем драться по-гвардейски. Живите счастливо, будьте здоровы, работайте с большими успехами. Целую вас и милых ребят. Привет и поклон знакомым и родным. Целую сестер, которые меня позабыли, непишут. Еще и раз горячо и крепко целую вас.

Ваш Николай.

Штемпель полевой почты 23843

Штамп «Просмотрено военной цензурой 19055»

5. Фронтовое письмо Егорова Николая Васильевича родным от 16 января 1944 г. около г. Кривой Рог. Оправдывается, видимо, в ответ на претензии, утешает близких, дает хозяйственные распоряжения, пишет про почту, про погоду. 

16.1.44 г. Дорогие мои Ирина, Вася и Феля!

Сегодня я получил Фелино письмо от 2 ноября 43 г. Шло оно 2 месяца и 14 дней. Это ужасно долго! Но все же я его получил, не затерялось. Письмо тоже большое, и такое-же, что Феля писала 11 ноября 43 г. О получении письма от 11/XI я ответил позавчера на открытке. А в получении этого письма (от 2/XI-43 г.) отвечаю вот этим письмом. Благодарю за это и за то письмо. Спасибо за ваши благие пожелания. Очень рад за письмецо милого Мишеньки. Прямо молодец грамотей! И почерк хороший. Целую, Мишенька, целую. Но ты слишком нескучай. Надо сперва войну закончить победой, врага надо победить, а потом домой. Таков закон, таков долг перед Родиной, перед  вами: семьей.

Вася, наверно, в командировке. Хорошо, Феля, что ты все откровенно пишешь, и пишешь подробно. Но в одном месте ты, Феля, пересолила. Сама знаешь об этом (еще пример приводила про кого-то). Надо же, ведь, ответить на письмо. Прочие выводы вы (Феля и Ирина) не собирайтесь делать. Это грешно. Если вам кажется, что я мало пишу вам, ….37  а другим больше, то это тоже неверно. Возможно, что вы получаете с большими запозданиями, но все же, ведь, получаете? Больше того, я еще стараюсь посылать газетные и журнальные вырезки (рассказы, иллюстрации). А последний раз я послал три журнала для ребят. Их, наверное, уже получили. Онон миигин олус хомуруйуман.38 В следующих письмах скажите – 1) сколько открыток получили (я вам посылал трофейные и неплохие открытки), 2) получили ли вы все вырезки «Военная тайна» Шеина (понравилась она, или нет?), 3) получили ли «В подземелье» — ……39  (для Миши и Васютки), и 4) две брошюрочки? У нас насчет газет и журналов тоже плоховато. Вырезки я посылал без писем, онон «суруга суох, бу хайдаҕый» диэмэн.40 Если найду, то еще буду посылать. Только не знаю, это вас устраивает, или нет.

Феля и Вася, убедите Ирину, чтобы она перестала о чем-то думать обо мне. Олус санааргыыр быһыылаах. Харах уута киhини абыраабат, санаа киһини уоппат.41 Об этом она прекрасно знает. Все пройдет ладно, закончится война и я благополучно вернусь домой. А если случится что либо, то и тогда убиваться не надо. Войны без жертвы не бывает… Ребята, просматривая мои медали (которые, обычно, высылаются по смерти родным домой) будут хранить память обо мне. Но этого, ведь, не будет. Придем домой, эмиэ өр сылга бииргэ этиһэ-үэхсэ, күлсэ-салса олоруохпут. Эhиги, быhыыта, ханна-да сылдьыбат, киноны көрбөт, дьиэҕэ бүк барбыт дьон быһыылааххыт. Онон биир үксүн санааҕа түһэҕит.42 Поэтому я сегодня перевел маленькую сумму (180) вам: Ирине, Васе, Феле, Ми[ Второй лист письма]шеньке, Васютке и Кешеньке, чтобы вы сходили хоть разок, обязательно, в кино, или театр.

Феля писала от 11/XI, что «что бы то нисказал ты, это закон и мы выполним» (Спиридон о5олорун туhунан)43. Если это действительно так, то извольте, милые мои, выполнить мой приказ и идти в театр (клуб надо в Якутский Гостеатр на хорошую постановку) как получите этот перевод.

А потом мне чистосердечно отчитаетесь. Феля и Ирина, хоргутуман уонна өһүргэнимэн, эһиги «хапсыкы» курдук бэйэҕит айаххытыттан кэрчэйэн аччыктыы олоруман. Туттуоҕу туттан, миигин кэтэспэккэ үчүгэйдик аһаан. Тыыннаах буоллахха уон оччону булуллуо. Онон кэһии ууран сытыта-ымыта олоруман. Санаан кэһии уурбуккутугар олуһун үэрэбин, баһыыбалыыбын. Аны ууруман, мин оннубар бэйэҕит сиэн.44 Можете из переводов Спиридоновским и не давать (даю на ваше усмотрение). Если Маруся не помогает, когда приходит к вам, то это не хорошо. Я ей напишу. Она мне ни разу еще не написала. Төhө да хомойдоргун, Феля, эн кыргыттары үэрэтиэх тустааххын.45 А на счет того, что вы ей, Марусе, дали, это хорошо, я рад и благодарю за них вас.

Очень хорошо сделали, что сено все сразу вывезли. Мас туһунан хайдах эмит гынан тыа (Хапта5ай) дьонун гытта кэпсэтин. Мин биир эмит киһиэхэ суруйуом, баҕар өс киирбэх ким эмэ киллэриэ да5аны.

Манан билигин бүтэбин. Эhиги былырыынны посылкаҕытын мин биирин даҕаны ылбатым. Почтаҕа сиэтилэр, быһыылаах. Онон быйыл тугу да ыытыман. Мишаны о5олор атаҕастыыр буоллахтарына эн, Феля, школаҕа бара сылдьан кэпсэт. Мишаны бэйэтин дьиэҕэ олус мэниктэтимэн, онон үэрэнэн хаалыа. Үэрэҕэр үчүгэй буоллаҕына бэрт. Бары кичэйэн Миша үчүгэйдик үэрэнэригэр кыһанын. Васюткаҕа кинигэ булан биэрдигит дуо? Кини эмиэ ааҕа үэрэннин.

Кешаҕа паапатын эргэ портвелин биэрин, ол да киниэхэ аны һааскыга диэри сөп.

Биhиги билигин оборонаҕа олоробут; биһигиттэн кривой рог алта көс. Бэрт сотору барыахпыт. Киһи олус аҕыйах этэ, ону билигин элбээтиннэрэн эрэллэр. Сэрии ортотугар үэрэтии барар. Икки хонуктааҕыта улахан тымныы-тыал этэ. Ол иннигэр икки күнү быһа самыыр түһэн кыра аппаларга толору уу буолтара. Олор билигин, тымныы кэннэ, чоху көхсүн курдуктар, киһи кыайан таба тирэммэт, охто сылдьаҕын. 46

Итак, дорогие мои, милые, целую вас всех крепко и крепко. Поклон М.М. и А.А. Климовским, Пономаревским, Ивановским, Спиридоновским и др.

Привет сестрам, Дусе и Дуне. Желаю благополучия и счастья вам. Будьте здоровы.

Целую вас еще раз.

Ваш Николай.

ЯГОМ КП 46250/1, 2, подлинник, часть текста на якутском языке, перевод дан в текстуальных примечаниях, не публиковался. Бумага,10 см х 24,3 см., 2 листа, пожелтение бумага, сгибы. Пометка красным карандашом в виде цифр 21 и 22.

6. Фронтовое письмо Егорова Николая Васильевича родным, от 16 января 1944 г. Около города Кривой рог. Описание боев, разрухи после немцев, кадровых перестановок в руководстве.

Здравствуйте, дорогие мои

Ирина, Вася и Феля!

Целую всех вас горячо и крепко. Кланяюсь всем знакомым и родным (М.М. и А.А. Климовским, Пономаревским, Спиридоновским – семье, Иванову Е.И. и др.). Я неделю тому назад писал, что Спиридон убит 26.11.43 г. Под Витебском. Очень жаль дорогого нашего брата Спиридона… Он погиб геройски за Родину, за нас всех. Не знаю, Дуня извещение о смерти Спиридона получила или нет. Семья большая осталась. Ирина, побывай у Дуни, поговори, санаатын аралдьыт.47   Мы немножко передвинулись вперед, правее. Бои были горячие. Враг бьет из артиллерии и минометов и бьет, сволочь, в цель. Места, окопы и блиндажи ему известные, простреленные. Трофеев мало (вещи хозяйственного порядка), но за то блиндажи здоровые. Перед нами эсесовские части. Были там и «мертые головы». Они – отчаянные сволочи, в пьяном виде лезут на штурм, в контр атаку. Но русский огонь косит этих двуногих зверей беспощадно. Они боятся, когда наши с криком «Ура» идут не щадя жизни в атаку. Только так и берем. Иначе из хорошо укрепленных позиций их не прогонишь. Третьего дня наши поймали одного немца с лошадью, сзади которой вместо саней тащилась замаскированная лодочка, их было 4 чел.; они в тумане потеряли дорожку и вместо того, чтобы придти к своим прибыли к нашему переднему краю. А наши их приняли за своих санитаров и сначала не стреляли. Узнали их только тогда, когда они стали между собой по-немецки балакать. И тогда открыли по ним огонь. Но трое успели улизнуть, оставив своего ездового. Здесь, у нас, стоят большие туманы. Отойдешь метров 10 и ничего не увидишь. Один раз наши разведчики тоже чуть не попали в руки к немцам. Хорошо, что один «……»48 их предупредил выстрелом. По словам пленных, немцы ожидают каждый день нашего наступления. Ихняя задача: истребляя и выматывая наши живые силы из хорошо защищенных и укрепленных позиций подаваться назад. Они так и делают. Онон киһи өлүүтэ биһиэхэ улахан. Билигин биһигиттэн кривой рог биэс көс, оттон кировград биһигиттэн алта көс. Онон биһиги иннибитигэр сүнкэн кытаанах оностунуулаах дойду сытар.49 Но, видимо, в связи с работой Ленинградского и Волховского фронтов наше направление (участок) временно принял второстепенное значение. Но оборонительная работа идет во всю. Каждый день гражданское население (бабы и старики) идет с лопатами отрывать круговые траншеи – окопы вдоль села. Они работают далеко сзади нас (2-3 километра). Но враг и по ним редко бьет.

Третий день, как стоит тепло. На дворе везде лужи. Овраг полон воды. Бегут ручейки. Дорога грязная. В блиндаже тоже грязно и сыро. Стоят сутками густые туманы. Но обледенелый снег все еще держится. Здесь – степь как и под Сталинградом. Нет ни деревьев (кроме посадки, фруктовых деревьев), ни соломы, ни бурьяна. Деревни полуразрушены. Фруктовые деревья истреблены на топливо. Скот уведен немцами, часть уничтожен. Около нашего расположения валяются около десяти убитых лошадей. Повсюду такая картина.

[Второй лист]   Ну дорогие мои, пока все. Биһиги билигин биэс уон сэттис армияҕа баарбыт. Урукку төрдүс  гвардейскай армияттан тахсыбыппыт ыраатта (в октябре). Урукку Сов. Союз маршала буола сылдьыбыт Кулик диэн генералы уураппыттара ыраатта. Наһаа уордаах, түбүктээх генерал этэ.  Сайын үэрэх – марш бэриэмэтигэр биһигини сылатан өлөре hыспыта. Биhиги дивизиябыт урукку командирын генерал-майор Васильевы корпус командирынан ылбыттара. Кини билигин генерал лейтенант уонна Сов. Союз героя. Биһиги чааспыт командирын (командир полка) полковник Камышникобы дивизия штабын начальнигынан ыллылар. Кинини олус аһыйабыт – киһи гиэнэ бэрдэ, хас да уордьаннаах. Биһиэхэ иккитэ кэлэ сырытта бэрэбиэркэлии-билсиһэ таарыйа.50    Я посылаю последний № ж. [журнала] «Красная Армия» за 1943 г. (№23-24). Прочтите, просмотрите, интересные места прочитайте и расскажите ребятам Мишутке, Васютке и Кешеньке. Тут есть окончание приключ/повести «Военная тайна» Шейнина.

Мин урут ыыппыт журналларбын, үс книжкабын, араас отрывоктары улаҕыт дуу суох дуу? Ба5ар почта5а аара илдьэ хаалаллара буолуо. Айаҕалыы сатаан журналга бэйэтигэр суругу килиэйдии-килиэйдии ыытабын. Ол хайдах тиийэрий? Вася суругу кытта ыыппыт хаһыатын (кыым) ылбатаҕым иһин почтаны итэҕэйбэппин. Мин ыытар сээкэйдэрбин эмиэ ол курдук гыналлара буолуо.  О5о-улуу бэрэбиэркэһиттэр арааһы онороллоро буолуо.

Аныгы суруккутугар мин переводтарбыттан теһеню ылбыккытын суруккутугар этэр буолун. Мин переводтаабытым: 500 р.+300 р.+380 р.+180 р., начиная с октября, последний перевод 15.1.44 г. Уонна мин эһиэхэ көмөлөhөрүм туох да суох.51 Больше никак не могу. Расходуйте по своему усмотрению.

В следующих письмах пишите о получении переводов. Я переводил: 500 р.+ 300 р.+380 р.+180 р. начиная с октября. Больше помочь мне вам нечем (пер. с якут.)] Больше никак не могу. Расходуйте по своему усмотрению.

Живите счастливо, нехворайте, будьте здоровы. Лечите глаза у Ирочки пока непоздно. Следите за учебой и дисциплиной Мишеньки. Надо как-то научить Васютку грамоте. Феля, удели время и показывай буквы. Получили ли книжечку «Всяко бывает». Айаххытыттан олус кэччэйимэн. Феля, тоттук олоруохха наада. Ирина-Феля, дьаһык муннугун-ханныгын көрөн ону-маны атастаһан аһыахха наада. Миигин бэрт сотору кэтэһимэн. Сэрии бүттэҕинэ оччоҕуна кэтэһин. Онуоха дьиэри толору дьоллоохтук олорун, олус санаарҕааман. Барыгытын олус ыксарыктык угуруубун.52

25.1.44 г. Ваш Николай

ЯГОМ КП 46249, подлинник, часть текста на якутском языке, перевод дан в текстуальных примечаниях, автограф, не публиковался. Тетрадные листы, 7,5 см х 19, 6 см и 9,5 см х 19, 6 см.  Пометки красным карандашом в виде цифр 1,2 и 23, 24.

  1. Акт № 81-14 приема предметов в постоянное хранение от 24.12.2014 г.
  2. Заслуженный учитель школ ЯАССР и РСФСР, отличник народного просвещения, отличник просвещения СССР, кавалер орденов Ленина, Красной Звезды и Трудового Красного знамени, методист, автор учебников, учебных пособий и переводов с русского на якутский язык.
  3. ЯГОМ КП 46264
  4. В 2017 г. мы получили электронные копии этих документов, но пока не определен их статус, не будем их использовать для исследования.
  5. ЯГОМ КП 46250/1,2
  6. ЯГОМ КП 46250/1,2
  7. ЯГОМ КП 46249
  8. ЯГОМ КП 46256
  9. «Военно-исторический журнал», 1992 г. — №2, с.35
  10. ЯГОМ КП 46254
  11. ЯГОМ КП 46186)
  12. ЯГОМ КП 46249)
  13. ЯГОМ КП 46186
  14. Здесь и далее, подчеркивания автора писем.
  15. Пришлось стать стряпухой (перевод  с якутского языка)
  16. По дороге что мы только не ели. Иногда отваренными зернами, иногда капустными листьями, иногда одними помидорами питались. Это в марше. Сейчас на учениях кормежка средняя (соли, сахара нет, масла тем более) [здесь и далее, в примечаниях, в круглых скобках, уточнения автора писем]. Через неделю будем на фронте. Каждый раз, как штопаюсь, благодарю Ирину и Фелю, за нитки, пуговицы, иголку. Всякие мелочи ношу в маленьком туясе (берестяное ведерко). Своей одежды нет никакой (кроме мешка, портянок и платков). Все руки истираю, когда стираю. Все вспоминаю, что говорили про стирку Ирина и Феля. Ночью всегда вижу во сне вас, детей. Живите хорошо, не грустите. Каждую ночь да и днем, безостановочно громом гремит звук войны, виднеется зарево. Один день фронт был в 30 километрах, это было страшно. Воздушные битвы вижу каждый день; сегодня тоже (пока на почте пишу письмо, наш летчик сбросился с парашютом) была. Ирина, ты крепись, детей, родных, не тревожь. Поцелуй за меня Мишу, Васю, Кешу. Феля и Вася, присматривайте за мамой, отвлекайте от мыслей (пер. с  якут.)
  17. Здесь и далее по тексту, в круглых скобках, примечания автора писем.
  18. слово «дня» зачеркнуто и сверху написано «письма»
  19. (много раненых, погибших)
  20. (полые как макароны, длинные как шомпол, черного цвета порох для снарядов). Их разламываем на подобие карандашиков, и кидаем в печь по одной-две. Света и жара от него много, от двух-трех карандашиков железная печь накаливается докрасна и ведерко закипает за 20-30 минут. (пер. с якут.)
  21. такие патроны, если поставить, человеку будут до бедра, толщиной в ногу, и они забиты этим порохом макаронами (пер. с якут.)
  22. пожалуйста, не грустите (пер. с якут.)
  23. неразборчиво, вследствие отслоения части верхнего слоя листа, шириной примерно 0,5 см и длиной 3,5 см., повреждение диагонально-вертикальное, отсутствуют  части слов 7 строк.
  24. здесь и далее, в квадратных скобках мое (ТНИ) восстановление текста, по контексту
  25. неразборчиво
  26. Негоже плакать по живому человеку. Ирина, не расстраивай детей, увидев тебя печальную, они тоже будут грустить. Сейчас все воюют. Даже 45-ти, 50-ти, 52-хлетние, больные. Лучше крепитесь, берегите здоровье, растите младших, хлопочите по хозяйству. Феля в своем письме преувеличивает мою пользу, дома от меня пользы было не много, все организовывали Вася и Ирина, и сейчас так же (Феля детьми занята наверное). Скажите Марусе, пусть приходит помогает, почему она вас избегает. Миша, деточка, учись старательно, не балуйся. Васюточка, научись писать свое и имя и имя родителей, смотри за Кешей, этим самым помогай мамам (пер. с якут.)
  27. Ирина, вместо коровы возьмем новую корову, вместо птицы, тоже новую птицу найдем, ладно? (пер. с якут.)
  28. далее, места на листе не хватило, пишет на полях, перпендикулярно основному тексту
  29. возле города Тулы (пер. с якут.)
  30. на юг (пер. с якут.)
  31. Васильев Митя был убит спустя неболшое время по Охтыркой. Аргунов И.А. Николай Васильевич Егоров. Серия Мастера педагогического труда. Якутск, 1963 г., с.34
  32. Хаптагай – село в Мегино-Кангаласском районе ЯАССР.
  33. «Баһынай» — прозвище, переводится как крестьянин или полукровка.
  34. (лошадей нет). Иногда по ночам летают вражеские самолеты. Цены на продукты страшные, литр молока 80 – 80 сот; мужчин практически нет, видим изредка. Все верующие, иконы есть в каждом доме. Всхожесть зерна слабая, дождей нет (пер. с якут.)
  35. Наша армия вступила в бой 20 числа этого месяца (пер. с якут.)
  36. Хоть немного отодвинулись от бомбежек. Сегодня, к вечеру, ждем танковую атаку. Собаки все пытаются прорваться (пер. с якут.)
  37. неразборчивое слово
  38. сильно меня не упрекайте (пер. с якут.)
  39. неразборчиво, очевидно, фамилия автора
  40. Не говорите: «Без письма, это как понимать» (пер. с якут.)
  41. Видимо, сильно грустит. Слезы не помогают, только вредят (пер. с якут.)
  42. Поругиваясь и смеясь, будем жить долгие годы. Вы, видимо, никуда не ходите, кино не смотрите, засиделись дома. Поэтому и поддаетесь грустным мыслям (пер. с якут.)
  43. о детях Спиридона (пер. с якут.)
  44. не обижайтесь, но вы и без того тощие, поэтому не сидите голодными. Продавайте все что можно, хорошо питайтесь, не откладывая для меня. Будем живы, заработаем десять раз столько же. Поэтому не откладывайте гостинцев, не портите продуктов. В мыслях радуюсь тому, что отложили для меня, благодарю. Но больше так не делайте, ешьте все сами (пер. с якут.)
  45. Как бы не обижалась на них, Феля, ты должна выучить девочек (пер. с якут.)
  46. Насчет дров договаривайтесь с кем-нибудь из села Хаптагай. Я кому-нибудь напишу, авось кто-то отзовется. На этом все. Из ваших прошлогодних посылок я ни одной не получил. На почте съели, видимо. Так что нынче ничего не отправляйте. Если Мишу в школе обижают дети, ты, Феля, сходи туда и поговори. Следите, чтобы он дома не сильно баловался, а то привыкнет. Хорошо, что он хорошо учится. Все старайтесь создавать ему условия для этого. Нашли ли книгу для Васютки? Он тоже пусть учится читать. Кеше дайте старый портфель отца, ему до весны хватит. Мы сейчас в обороне сидим; Кривой рог от нас в 60 километрах. Скоро уходим. Людей было очень мало, сейчас побольше становится. Учения проводят прямо посреди боев. Два дня назад был сильный и холодный ветер. Перед этим два дня шел дождь и все канавы залиты водой. И сейчас, после морозов, невозможно ходить, скользко (пер. с якут.)
  47. отвлеки от мыслей (пер. с якут.)
  48. неразборчиво
  49. Поэтому у нас потери велики. Сейчас от нас Кривой Рог в 50 километрах, а Кировград в 60 километрах. Потому перед нами серьезно укрепленные позиции. (пер. с якут.)
  50. Мы сейчас в 50-й армии. Из четвертой гвардейской армии вывели давно, еще в октябре. Генерал Кулик, прежний маршал Советского Союза давно уволен. Был очень гневливым и проблемным генералом. Летом во время марша-учений чуть не уморил нас нагрузками. Нашего прежнего командира дивизии генерала-майора Васильева [? Не очень разборчиво написана фамилия] взяли командующим корпусом. Сейчас он генерал-лейтенант и Герой Советского Союза. Нашего командира полка полковника Камышникова взяли начальником штаба дивизии. Очень его жалеем – отличный человек, орденоносец. К нам пару раз приезжал, проверить и проведать (пер. с якут.)
  51. Вы получили журналы, три книжки и разные отрывки, что я вам давеча отправлял? Может, на почте изымают. Я уже по-разному изворачиваюсь, и в сам журнал вклеиваю письмо. Как оно доходит? Газету, которую с письмом отправлял Вася («Кыым») не получил, поэтому не доверяю почте. С моими отправлениями обращаются так же, наверное. Молодежь проверяющая, всякое творит, однако. В следующих письмах пишите о получении переводов. Я переводил: 500 р.+ 300 р.+380 р.+180 р. начиная с октября. Больше помочь мне вам нечем (пер. с якут.)
  52. Не экономьте на питании. Феля, надо жить сытно. Ирина-Феля, просмотрите все углы ящика, обменяйте на еду. Меня очень скоро не ждите. Только когда война закончится. До этого живите счастливо, не грустите. Всех очень крепко целую (пер. с якут.)