ГБУ РС(Я) «Якутский государственный объединенный музей
истории и культуры народов Севера
им. Ем. Ярославского»
Кротов Николай Александрович

30-е годы XX века пожалуй самый трагичный и прорывный период в истории нашего музея. Он обусловлен прежде всего известными событиями, происходившими в нашей стране. Этот период в истории музея до сих пор остается вне поля зрения исследователей. Советская власть, большевистская партия сделала музеи инструментом идеологической борьбы, удобной площадкой рекламы и агитации достижений социалистического хозяйствования. Установки 1 Всероссийского музейного съезда (декабрь, 1930г) о построении тематической экспозиции на основе диалектического материализма, а также специальный приказ Наркомпроса (17 января 1933 г.) стали по существу той самой точкой, после которой начался новый исторический период для всех советских музеев.4

В 1935 году в Якутский областной музей по назначению Наркомпроса пришел Кротов Николай Александрович. Он стал весьма значимой фигурой в истории нашего музея. Само историческое время определило его судьбу. Николай Александрович был, по тем временам, из очень образованной, интеллигентной семьи.
Родился 25 апреля 1908 года в семье губернского секретаря Александра Александровича Кротова. Потомок русских поселенцев с Колымы, Александр Александрович до установления советской власти работал в губернском казначействе казначеем, затем, до выхода на пенсию по здоровью, в Наркомфине ЯАССР заведующими отделом. Мать – Екатерина Алексеевна, была образованной женщиной – окончила в Петербурге Институт благородных девиц. По воспоминаниям её внучки — Леонтины Модестовны Кротовой, она в совершенстве владела французским языком, немного говорила по – якутски, до революции работала учительницей начальных классов. С 1922 года работала по линии дошкольного воспитания: заведовала детскими яслями и садами, была инспектором дошкольного воспитания.
У Николая Александровича было 3 брата и сестра. Старший брат – Модест –один из первых исследователей — якутян, известный публицист, краевед, автор нескольких книг по истории Якутии. Автор первой книги об истории политической ссылки в Якутии «Якутская ссылка. 70-80 гг.» изданной в Москве в 1925 году. Работал в якутском губернском архиве, военном комиссариате, редактором газеты «Автономная Якутия», в Совнаркоме ЯАССР, в Госплане. Виктор Александрович – после окончания Иркутского госуниверситета остался в Иркутске. Стал известным ученым, доктором географических наук, профессором, возглавлял Восточно – Сибирский филиал Академии наук. Его до сих пор помнят в Иркутске. Третий брат – Михаил, по воспоминаниям Леонтины Модестовны, был большой человек, работал председателем Госплана ЯАССР. Сестра Валентина после окончания университета тоже осталась в Иркутске, работала в закрытом институте. 6.
Николай Александрович, окончив в 1932 году Иркутский педагогический институт, приехал в Якутск и по назначению Народного комиссариата просвещения работал два года в Вилюйском педагогическом техникуме (впоследствии училище) учителем естественнонаучного цикла. То есть преподавал по нескольким предметам и был удостоен звания Ударника просвещения за лучшие показатели качества педагогической работы. Активно занимался общественной работой – был редактором стенгазеты, председателем расценочно- конфликтной комиссии, ответственным руководителем производственных совещаний при педтехникуме. В сентябре 1934 года был назначен заведующим естественно – научного отдела Якутского областного музея. 7
К тому времени, по методическим рекомендациям экспедиции Государственного музея народов СССР(1934 г.), основная экспозиция была преобразована — отделы этнографии, малых народностей и исторический были объединены, зоологический переименован в естественно – научный. (СЭ.1955. №2. с.179.).
Еще в 1932 году экспозиция зоологического отдела была реорганизована в виде последовательного доказательства эволюционного учения Ч.Дарвина. 8
Музейная работа оказалась для Николая Александровича совершенно незнакомой и новой. Как он сам признавался «немало ушло времени на освоение музейного дела, техники работы, приемах экспозиции и т.д.». В то же время, согласно приказа Наркомпроса, работал по совместительству преподавателем биологии в педрабфаке, что как он сам пишет «много вечерних часов уходило на подготовку к урокам – лекциям, что в большей мере отражалось на моей музейной работе, не давало всецело ей отдаваться, углубляться».
Познакомившись с делами отдела и состоянием экспозиции, Николай Александрович стал продумывать план реорганизации отдела. В своих отчетах он вначале называет отдел естественно – историческим, затем зоологическим, с 1936 года естественно – научным.
В 1935 году Николай Александрович был командирован в Москву. Поездка оказалась чрезвычайно результативной. Он посетил крупные музеи Москвы, познакомился с основателем и директором Дарвиновского музея Александром Федоровичем Котсом.
Посещение Дарвиновского музея несомненно оказало большое влияние на Николая Александровича. Из последовавшей переписки становится понятно, каким большим авторитетом стал А.Ф.Котс для Николая Александровича. В будущем это знакомство переросло в тесное сотрудничество. Кротов много советовался, а также согласовывал с Котсом план перестройки и структуру своего отдела.
А.Ф.Котс – основатель и бессменный директор Дарвиновского музея, полностью посвятил жизнь музейному делу. Он был непревзойденным таксидермистом, великолепным лектором (провел экскурсий около полумиллионам посетителей), умелым организатором. Никому не отказывал в помощи и советах, переписывался и сотрудничал со многими музеями. Искал новые способы показа экспозиций, стал одним из первых использовать предметы изобразительного искусства (художественные картины и скульптурные композиции) в естественно — историческом музее.
«Кратко результаты поездки сводятся к следующему: 1) ознакомился с рядом лучших в Союзе естественных музеев, с содержанием современных экспозиций, приемами и способами показа тех или иных моментов, что в конечном итоге дало мне большое подкрепление в моей целеустановке по намеченной реэкспозиции, 2) совместно с директором Московского Дарвиновского музея проф. Котсом, на основе ознакомления его с моим планом, схематичным планом строения 3 –х залов – площадью, световыми и прочими условиями, а также наличием экспонатуры по описям, показом ряда фотоснимков по естсественно-историческому – и отделу и т.д. В результате ряда повторных совещаний, консультаций нами был намечен новый план по реэкспозиции естественноисторического отдела, который внес существенные изменения, план принял более четкий, конкретный облик, который по прослушивания моего отчета музейным советом , был целиком принят».
«По возвращении из научной командировки (Москвы) я встал перед фактом, что охотничье – промысловый раздел надо ставить значительно по – новому и, в первую очередь, так как мой план в результате ряда совещаний с директором Московского Государственного Дарвиновского Музея проф. Котсом, получил существенные изменения, (до этого я не ставил цели значительно изменять охотничье – промысловый раздел), то впоследствии (на основе переработанного плана по реэкспозиции в Москве) пришлось расширить план с включением реэкспозиции и этого раздела» ¹ — пишет Кротов в своем отчете.

2

Старая экспозиция

До 1936 г. естественно – исторический отдел в своей экспозиции не имел определенной единой, целостной целенаправленности; расположение экспонатов в большей своей части было безыдейным и носило чисто случайный отрывочный характер и таким образом имели, в основном, простое нагромождение огромного количества экспонатов ².
1936 год можно назвать переломным годом для отдела. «Весь год был посвящен коренной перестройке естественно – исторической части музея на совершенно новой научной основе, отвечающей современным требованиям жизни» ²- пишет Николай Александрович. Перестройка проходила форсированными темпами, требовавшими от работников большого напряжения сил.

1

Кротов Н.А.(справа),
зав.отд., Кандинский В.А.,
художник (слева)

Когда возникла необходимость в работе художника, то прекрасным помощником Кротову стал Кандинский Вячеслав Алексеевич. Заинтересованность в изменениях и дружеские отношения сотрудников стали движущей силой в работе. К 1 мая 1936 года реэкспозиция отдела была завершена. Новая экспозиция состояла из трех разделов: охотничье – промыслового, дарвиновского и школьно – систематического. Впервые в экспозиции Якутского музея был применен ландшафтный метод. Сооружена самая первая диарама в экспозиции музея. Задник первой диорамы «Лена – Великая сибирская река» выполнил художник музея В.А.Кандинский, применив способ рисования клеевыми красками.

34

Залы музея после перестройки 1936 года

Перестройка всего естественноисторического отдела была проделана в очень короткие, сжатые сроки. В результате взаимного обмена фондовыми материалами с Дарвиновским Якутский музей получил 76 музейных предметов для реэкспозиции естественно – исторического отдела, в том числе 15 живописных картин. В марте 1939 г. были отправлены посылками в ГДМ шкура лошади якутской породы, шкурки животных (коллекция грызунов Якутии), предметы этнографической коллекции ( шаманский костюм, одежда, чороны и т.д.)
В том же и последующий году Николай Александрович ездил в геологическую экспедицию по заданию Наркома местной промышленности ЯАССР по поиску и промышленной оценке месторождения мергеля вблиз Покровска.
В те годы была установлена связь с некоторыми районными музеями, имевшими зоологическую направленность. Так сохранилась переписка с основателем Эльгяйского школьного музея Б.Н.Андреевым, с Вилюйским краеведческим и Тойбохойским школьным музеями.
В 1938 году волна репрессий коснулась и нашего музея. Были арестованы как «разоблаченные» директор музея Ковынин М.И, заведующие историко – революционным отделом Федоров П., этнографическим отделом Новгородов И.Д.(как « чуждый по рождению»), а также деловод Сенькин.
Кротову удалось избежать ареста. Новая экспозиция решала задачи мировоззренческие — отвечала целям и задачам коммунистического советского строя: приобщение широких масс к современному научному мировоззрению, давала сжатую и наглядную иллюстрацию основ эволюционного учения и Дарвинизма как естественно – научной базы марксистко – ленинской идеологии.
В 1940 году Николай Александрович уволился и занялся преподавательской деятельностью. Известно, что он очень сильно болел. В 1946 году выехал в Иркутск к родственникам. В октябре того же года директор М.В.Местникова получила от него письмо, сохранившееся в архиве музея. Он пишет « наша с Вами совместная работа, хотя и не столь продолжительная, протекала в самый напряженный период музейной работы – коренной перестройки всей экспозиции, требовавшей от всех нас много сил и энергии, творческого полета мысли и т.д. При этом было немало и различного рода неприятных переживаний, незаслуженных обид, травли со стороны некоторых работников («временщиков»), такова уж была общая ситуация …»5. Только из этих скупых строчек мы можем предположить, каковы причины ухода Николая Александровича из музея, в котором работал с большим воодушевлением, творческим подходом и радостью.
Хотя он проработал в музее недолго, его вклад в развитие зарождающегося музейного дела в Якутии огромен. С его деятельностью, прежде всего, мы связываем введение в экспозиционную деятельность новых методов показа, он ввел понятие «научность» экспозиций и отдел стал называть естественно – научным, понимал важность и необходимость отображения достижений биологической науки в экспозиции. Как и всякий творец, после окончания реэкспозиции, все равно оставался недовольным. Вот что писал в отчете Кротов : «Данная экспозиция ни в коей степени не претендует считаться вполне законченной и окончательной. Впереди предстоит еще очень много работы над дальнейшей разработкой, углублением и совершенствованием, чтобы они были более доходчивы до массового посетителя и вполне отвечали запросам воспитания и просвещения»².

Н.Г. КОНДАКОВА, старший научный сотрудник отдела природы

2012 год

Использованные источники:
1. Кротов Н.А.. Отчет о проделанной работе за 1935 год. Архив ЯГОМИиКНС им. Ярославского.
2. Кротов Н.А.. Отчет за 1936 год. Архив ЯГОМИиКНС им. Ярославского.
3. Письмо А.Ф.Котса от 12 декабря 1934 г. Архив ЯГОМИиКНС им.
Ярославского.
4. Винокуров П.В. Музеи Якутии. Якутское кн. Изд-во. 1991 г.
5. Письмо Кротова Н.А. М.В.Местниковой от 24 сентября 1946 г. Архив ЯГОМИиКНС им. Ярославского.
6. Ефимова И. Старожилы:история одной семьи. Якутск вечерний от 26 октября 2006 г.
7. Автобиография Кротова Н.А. Архив ЯГОМИиКНС им. Ярославского.

8. ЦГА РС(Я), ф.1407, оп 1,.д.519,л.4