ГБУ РС(Я) «Якутский государственный объединенный музей
истории и культуры народов Севера
им. Ем. Ярославского»
Музей в жизни и деятельности художника И.И. Попова

Неудивительно, что музей занимает видное место в жизни и деятельности художника Ивана Ивановича Попова. Можно сказать, что он родился и вырос среди экспонатов первого в Якутии частного этнографического музея своего отца, известного археологи и этнографа, основоположника изобразительного искусства Якутии И.В. Попова.

Частые прогулки с отцом в окрестностях с. Ытык-Кель привили мальчику любовь к родной природе, обратили внимание к совершенно обычным, ничем не примечательным предметам. Это были камни, раковины, кости животных и птиц, разбитая деревянная утварь с незатейливым рисунком неизвестного мастера и даже никому не нужные черепки, пролежавшим долгие годы в земле.

Именно музейная атмосфера и уроки отца заложили в мальчике интерес и уважение к самобытному народному творчеству и в большей степени определили этнографическую и историческую направленность его творчества.

После смерти отца, когда Ване было только 10-12 лет, с большим вниманием к нему отнесся замечательный человек, учитель-географ, краевед Василий Лукич Сенькин. Он тогда работал в Ытык-Кельской средней школе и с присущим ему энтузиазмом занимался организацией школьного музея. Василий Лукич заказал юному художнику портреты Чарльза Дарвина, героя Отечественной войны 1812 г. партизана Дениса Давыдова и др., а также доверил художественное оформление музея. Под его непосредственным руководством каждое лето снаряжались краеведческие походы по берегам рек Татты, Амги и Алдана. Особенно запомнился Ване Попову поход под предводительством Байбалыкова. Во время этого похода Ваня выполнял очень для него привлекательные обязанности художника и лекаря. Он с удовольствием делал зарисовки местности, отдельных находок, экспонатов для музея, поил лекарствами больных, соблюдая точный интервал во времени, измерял температуру, делал перевязки. В отряде были свои писари, они вели дневник похода, со слов местных старожилов записывали фольклор. Это было замечательное, увлекательное путешествие, запомнившееся на всю жизнь. В нем участвовали Коля Матаннанов, Турбуон Ключинский, Халлаан Слепцов, Николай Рупин, Василий Прокопьев и другие школьники из Ытык-Келя и Уолбы. Около одного очень большого озера юные краеведы отыскали много костяных наконечников для стрел, в реке Алдан Ваня обнаружил и с огромным трудом отпилил кусок окаменевшей коры дерева для музея. По наводке охотника Гавриила Попова в Уолбинском наслеге путешественники нашли древнюю стоянку, где выявили много предметов охоты и рыболовства, каменные инструменты для обработки глиняной посуды, каменные грузила и топорик. Подобный топорик из полупрозрачного зеленовато-серого камня, весьма изящный и острый в конце 1930-х гг. был найден старшей сестрой Вани – Елей в местности «Саһыл уйалаах» и сдан в музей. Тогда отец говорил, что это, вероятно, место стоянки древних племен.

Над Амгой, на скале шамана Кэрэкэнэ, участники похода обнаружили разнообразные окаменевшие отпечатки листьев, больших и малых раковин.

После каждого похода юных краеведов торжественно встречали около районного клуба, при большом скоплении народа, с музыкой, как знаменитых путешественников. Тут же проводился отчет о проделанной работе, все находки сдавались в краеведческий музей.

Длительное время директором краеведческого музея служил Михаил Григорьевич Слепцов, юрист по образованию, муж Марии Иннокентьевны Поповой – племянницы И.В. Попова. Он, не торопясь, аккуратно регистрировал каждый экспонат с кратким описанием в специальном журнале и только после этого расставлял по витринам музея. Ваня Попов очень любил музей, многие экспонаты были ему хорошо знакомы с детства, включая его «личное стадо» деревянных коров и быков. Михаил Григорьевич стал его другом и наставником. Ваня часто забегал к нему, приносил свои новые находки, например, найденные им на речке Бочахай, окаменевшие грецкие орехи и очень крупные кедровые шишки с «каменными» ядрышками или застывшие капли вулканической лавы с речки Хадайи. Они подолгу беседовали, разглядывали, перебирали и обсуждали каждую находку и связанную с ней легенду.

В 1950 г. в Сасылском наслеге, где провел первые годы ссылки рабочий революционер Петр Алексеев, Иван на берегу реки Алдана обнаружил друзы горного хрусталя, сверкающие всеми цветами радуги и плотные золотистые пласты слюды, образцы которых также доставил в краеведческий музей. А акварельные и карандашные рисунки о жизни и деятельности первого русского революционера в далекой ссылке и виды северной природы, как и рисунки с местности Булгунняхтах, включая картину выполненную маслом «Петр Алексеев около своей юрты» отправил в Смоленский краеведческий музей.

Поступив в художественно-музыкальное училище, в 1950-х гг., Иван Попов привез из села Ытык-Кель в Якутский краеведческий музей портреты губернаторов и епископов Якутии, выполненных в конце XIX и начале XX в. художником И.В. Поповым. Его приветливо встретила директор музея М.В. Местникова, отметила, что работы замечательные, посоветовала их оставить в музее для последующей закупки. Работы были очень хорошей сохранности. Закупки не произвели. Тогда, видимо, на них никто не обращал внимания, пролежав долгие годы в старых сырых кельях на территории музея, они осыпались, получили механические повреждения, потеряли свой первозданный вид.

После возвращения из армии в 1947-1950-х гг. старший сын художника Н.И. Попов, также привез и сдал картины И.В. Попова, церковного содержания и пейзажи в музей.

В 1950-1960-е гг. когда директор Якутского художественного музея Л.М. Габышев писал монографию о художнике И.В. Попове по договору с издательством «Советский художник», младший сын художника – Ваня передал ему три живописные работы отца «Портрет В.С. Попова», «Портрет сына Коли», «Дом священника Иннокентия Попова» для использования в иллюстрациях. К сожалению, Л.М. Габышев не успел напечатать монографию, портрет В.С. Попова позже был приобретен Якутским художественным музеем им. М.Ф. Габышева, две работы Лев Михайлович не успел вернуть.

В 1953 г. Иван совершил пеший поход до Верхоянских гор, писал этюды, делал зарисовки, собирал интересные экспонаты для музея, среди которых были окаменевшие отпечатки растений, кости ископаемых животных.

В конце 1950-х начале 1960-х гг. И. Попов вместе со своими старшими друзьями М.Г. Слепцовым, Уот Хойустаном – Кулаковским и своим школьным учителем Иннокентием Васильевичем Уваровым почти каждое лето совершали близкие и дальние походы, руководствуясь легендами о древних захоронениях. Так они искали некий «клад» — железные доспехи древних воинов, который длительное время искал и никак не мог найти археолог И.В. Попов. По легенде, этот клад вначале был запрятан шаманами с подобающими заклинаниями, а позже, после камлания нескольких шаманов, перезахоронен на новое место. Вышеназванные следопыты, после долгих блужданий, в местности Нимиидэ, на территории колхоза им. К. Ворошилова возле дерева Кэрэх обнаружили большие кострище с обожженной красной землей. Сделали привал. И случайно Иван в дерне, покрытом сочной травой, обнаружил круглое отверстие величиной с блюдце. Когда раскопали это место, то на глубине 90 см. выявили старый деревянный настил, а под ним сруб размерами 70 х 120 см. К сожалению, пустой. Что в нем раньше лежало? Может воинские доспехи? Это осталось загадкой. В метрах двухстах от этого места располагались восемь коновязей. По преданию здесь жил зажиточный якут, прозванный Ырыа Уйбааном. У него было восемь дочерей. Художник сделал зарисовки этих мест для музея.

В середине 1960-х гг. к Ивану Попову обратился Иван Васильевич Константинов – аспирант ИЯЛИ как к сыну археолога И.В. Попова с просьбой указать местонахождение старых погребений Таттинского района. И.Попов охотно согласился помочь и даже привлек к этому делу своего старшего брата метеоролога Н.И. Попова. За сравнительно короткий срок было обследовано несколько древних погребений. И.В. Константинова интересовали предметы быта, глиняная посуда, оружие, деревянная утварь. Он внимательно прислушивался к рассказам и советам своих проводников. Иван Васильевич был немало удивлен и взволнован, когда в некоторых погребениях, казалось бы, никем не тронутых нашел записки «из прошлого», оставленные его тезкой – И.В. Поповым в начале XX вю с сообщением, когда и какие предметы, с какой целью были изъяты из данного погребения. В этой экспедиции и после по образцам находок И.И. Попов сделал специальные зарисовки для печати по просьбе аспиранта. Возможно, они находятся в архиве археолога.

В 1975 г. к Ивану Ивановичу, как к сыну И.В. Попова, который в начале XX в. был сотрудником этнографического отдела Императорского Русского Музея Александра III по указанию райкома партии обратилась научный сотрудник Государственного Музея этнографии народов СССР Л.Г. Лельчук с просьбой о содействии в сборе этнографических экспонатов. Иван Иванович охотно согласился и пошел на поиски со своим двоюродным братом И.А. Сидоровым. В старом заброшенном хотоне они нашли пять сэргэ размерами 35-40 см., которые в старину устанавливались для защиты от мора телят и увеличения приплода. Два из них и старинный медный котел были переданы для Музея этнографии, три оставлены на прежнем месте, но, к сожалению, они теперь стерты бульдозером вместе с хотоном…

До его переезда в Чурапчу и после возвращения обратно для Таттинского краеведческого музея художник И.Попов писал диорамы, небольшие картины. В разные годы им созданы для музея скульпурные портреты Владимира Ленина, Петра Алексеева, Эдуарда Пекарского, Платона Ойунского, И.В. Попова, в музей также поступили бюсты народного учителя П.В. Афанасьева и председателя колхоза Егора Таллаева, выполненные им же.

В 1954 г. для Дома-музея Петра Алексеева в местности Булгунняхтах И. Поповым сделана скульптурная работа «П. Алексеев, произносящий речь на суде» (в ¼ натуральной величины) позже она была подарена Смоленскому краеведческому музею. В 1960-е гг. для музея школы им. Э.К. Пекарского сделана скульптурная работа «Э.К. Пекарский за работой над Словарем якутского языка» и др.

В начале 1960-х гг., в связи с организацией Дома-музея народного художника Якутии И.В. Попова, вдова художника Фекла Егоровна и ее младший сын Иван Иванович передали свою юрту, старинную мебель, выполненную местными мастерами, домашнюю утварь с сундучками, инкрустированными капо-корешком, работы протоиерея Димитриана, изготовленные им для своих дочерей, личные вещи художника, старинные иконы, старинные фотографии и открытки работы И.В. Попова.

Народный писатель Якутии Д.К. Сивцев-Суорун Омоллоон, начиная музейное строительство, обратился к своему давнему другу Ване за советом и помощью. Дмитрий Кононович хорошо знал о пристрастии И. Попова к музейному делу, его знаниях и опыте в области этнографии и истории родного края, его врожденном даре художника. Ваня был только рад этому. Так началось их многолетнее плодотворное сотрудничество. Ваня Попов вместе со своим братом Николаем Ивановичем собрали около шестисот экспонатов для Черкехского мемориального музея политической ссылки. Передали музею старинные иконы работы протоиерея Димитриана и И.В. Попова, семейные фотографии, фотографии современников и сослуживцев И.В. Попова и его брата Пантелеймона Васильевича, нумизматическую коллекцию, старинные вещи и картины отца. Кроме того, они указали предположительное место нахождения работ отца. Дмитрий Кононович начал поиски. Из города Вилюйска привез копию картины «Святая Цецилия» Карла Дольчи, выполненную художником по репродукции. Другая копия «Святой Цецилии» была выполнена И.В. Поповым с оригинала в Румянцевском музее.

В одном из сараев г. Якутска Дмитрий Кононович обнаружил копию картины Венига «Русская девушка», сделанную И.В. Поповым с оригинала в начале XX в. Она, в буквальном смысле слова, находилась в плачевном состоянии, с множеством осыпей красочного слоя, механических повреждений холста и «вековой» грязью, даже трудно было разглядеть, что на ней изображено. Работу отца реставрировал, вернул к жизни художник И.И. Попов. Известный искусствовед И.А. Потапов высоко оценил этот труд и особо подчеркивал то, что художнику удалось восстановить картину, нисколько не тронув и не изменив первоначальную живопись.

При восстановлении старинной Черкехской церкви, И. Попов вычислил пропорции и сделал рисунки крестов для их воссоздания.

К открытию музея им были написаны маслом картины «Девушка в корсете», «Женщина в национальной одежде», которые привлекли большое внимание посетителей и послужили наглядным примером для возрождения национальной одежды.

В местности Булгунняхтах И.И. Попов с сыновьями Иваном, Гаврилом и Василием реставрировал роспись старинной часовни, выполненную Мораво-Моравским во времена Протоиерея Димитриана Попова (1827-1896), написали иконы Святого Гавриила и Святого Михаила.

Как-то Н.И. Попов, наблюдая за работой брата над образом Семена Дежнева и его жены, в присутствии Дмитрия Кононовича обмолвился об идее создания музея «Дружбы народов». Суорун Омоллоон воспрянул духом и загорелся этой идеей. И, как по волшебству, за сравнительно короткий срок блестяще осуществил ее. Картина «Семен Дежнев с женой и сыном» была закончена И. Поповым к открытию Ленского историко-архитектурного Музея-заповедника «Дружба».

Для Зашиверской церкви музея художником была написана икона «Иисус Христос», сделана копия портрета Иннокентия Вениаминова, выполненного И.В. Поповым в начале прошлого столетия. Копия была сделана по авторской фоторепродукции, местонахождение оригинала картины не известно. Внуками художника И.В. Попова Иваном и Гаврилом Поповыми для данного музея выполнены копи картин «г. Якутск XVII столетия» (первого варианта), «Интерьер якутской урасы XVIII столетия», «Теленок», первого варианта картины «Шаман».

И.И. Поповым написана картина «Поздняя осень», названная Дмитрием Кононовичем «Абакаяда», «Женщина в рысьей дохе». Суорун Омоллоон очень любил живопись художников Поповых, живо интересовался ходом работы и забирал картины сразу «из-под кости».

При создании литературно-художественного музея «Таатта» И.И. Попов явился автором проекта восстановления Ытык-Кельской Преображенской церкви, которая стала первым объектом музея и 19 сентября 1994 г. была освящена Епископом Германом. Для этой церкви И.И. Попов с сыновьями написал первую икону «Святой Иннокентий Вениаминов», иконы «Богородица с младенцем», «Иисус Христос», «Святой преподобный Серафим Саворский». В 2003 г. И. Поповым написана икона «Вознесение Господне».

Для картинной галереи музея И. Попов и его сыновья Иван и Гаврил написали картины «Юрта художника И.В. Попова», «Бык зимы», «Вдова художника» (Ф.Е. Попова), «Братья», «Дети», «У околицы», «Осень в алаасе» и др.

И. Поповым создана галерея барельефных портретов первых землепроходцев, ученых-исследователей и духовных просветителей якутского народа, галерея живописных портретов выдающихся представителей якутской интеллигенции из Таттинского улуса, народных артистов, писателей, поэтов и драматургов Якутии.

Для средней школы создана галерея барельефных и живописных портретов первых учителей и просветителей из Ботурусского улуса. Вместе с сыновьями Иваном, Гаврилом и Василием написана картина «Алаасы».

И.И. Попов создал первые памятники в Якутии Петру Алексееву1, В.К. Курнатовскому, первым якутским писателям-реалистам А.Е. Кулаковскому, А.И. Софронову, Н.Д. Неустроеву, поэту П.А.Ойунскому2, партизану В. Гагарину др., получившие в свое время единодушное одобрение родственников и высокую оценку выдающихся ученых, писателей и общественных деятелей А.Е. Мординова, Н.Е. Мординова, В.Л. Сенькина, Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона, М.А. Чоросова, Д.А. Ноттосова, Р.А. Кулаковского и др.

В настоящее время было бы весьма целесообразно найти, куда-то исчезнувшие памятники, и перенести на территорию литературно-художественного музея «Таатта» к юртам писателей, а выполненный скульптором в 1994 г. бюст П.А. Ойунского перенести к зданию Дома культуры его имени в с. Ытык-Кель.

Л.С. ПОПОВА,
краевед

2012 год

Литература

1.​ Аргунов Г. Аҕатын туйаҕын хатарыах киһи// Кыым. 09.02.1958. С.4.

2.​ Богуславский Г. Памятники Сибири. – М. 1975. С. 180.